Бабушкин утюг. Странные способы прикормки

Доводилось ли вам видеть старый чугунный утюг? Не электрический, а тот, который нагревали на плите и, в связи с немалым весом, качали мышцы рук в процессе глажки. Вот именно такой его собрат громко плюхнулся в воду рядом с нашими поплавками в разгар оживлённого клёва. Возмущённые взоры мы направили в сторону только что пришедшего аборигена.

Колоритный дедушка в засаленной спецовке, соломенной женской шляпе и обрезанных на манер калош резиновых сапогах с довольным видом восседал на деревянном мостике и бодро вытаскивал утюг, привязанный к верёвке. Как оказалось, для того, чтобы ещё раз пятнадцать снова швырнуть его в пруд.

— Дедушка, что же Вы делаете? У нас только клев наладился. Со вчерашнего вечера прикармливаем!

В Серёгиных словах сквозили интонации, переводящиеся примерно следующим образом:

— Дед, зараза, вредитель, убивец! Чего ж ты творишь, хрыч? Утопили бы вместе с утюгом на шее, кабы не твой почтенный возраст!!!

— Сейчас, хлопцы, ещё лучше клевать будет. Не переживайте, сынки.

Настроение нашей компашки упало, как стрелка барометра перед бурей. Стоило ехать за 30 км от города, петлять по бездорожью между посадками и коровниками, прочищать окошки в водорослях, кормить рыбу с вечера – чтобы местный сумасшедший испортил всю рыбалку. Хотелось завыть, а ведь начиналось всё так хорошо.

Приехали мы сюда конкретно за карпом. Знакомый, который по большому секрету рассказал об этом интересном месте, нарисовал подробную схему проезда по буеракам, за что я его не один раз мысленно поблагодарил, куролеся по оврагам, и рискуя навечно оставить подвеску моей «Волги» в заросших хащах.

Из инструкций товарища следовало, что ставок не маленький, несколько гектар. Бесплатный, что в наше время редкость. Очень много крупного карпа и карася. Дно, по всей территории водоёма усеяно корягами и топляками некогда росших там деревьев. Именно эта особенность объясняла, почему пруд не используется коммерсантами под рыбное хозяйство и не популярен у карпятников – ловить на фидеры, резинки, закидушки никакой возможности, сплошные зацепы и обрывы. Только поплавчанка с хорошей катушкой и, желательно, шнуром.

Мандраж начался у всех троих непривычно рано, за два дня до поездки. Воображение живописало картины борьбы с трофейными экземплярами. На контрольной сходке проверили по списку снарягу, компактно упаковались. Миша посмотрел на нас подозрительно и рубанул:

— Водку не брать!

­- А может, хоть одну бутылку? Символически. У костра посидеть.

— Символически мы не умеем. Одной не хватит, поедем за ещё, найдём самогон у бабок, на этом и накроется наша рыбалка. Тема закрыта.

Мы с Серёгой многозначительно вздохнули, но спорить не стали. Миша прав, слишком памятны были провальные выезды по причине чрезмерных возлияний.

Добрались до места часа за три до заката. Быстро разбили лагерь, запаслись дровами на ночь и занялись чисткой дна в прогалинах камыша. Дно оказалось чрезвычайно илистым, засасывало по пояс. Прикормили. Закончив с подготовкой поля битвы, я таки забросил один спиннинг с пружиной, в надежде обхитрить коряги. Мощная поклёвка последовала через полчаса, когда мы уселись у костерка поужинать. Удилище вырвало из рогачиков и потянуло в воду. Вот оно! Вскочил как молодой, догнал снасть, резко подсёк. Сопротивление настолько мощное, что сработал фрикцион на катушке.

Долго побороться не удалось. Провёл метров пять – глухой зацеп. Дабы не сломать удилище, пришлось резать шнур. Ну что ж, ведь предупреждали! Будем ловить утром на удочки. Я лёг в машине, а Серёга с Мишей расположились на плащ-палатках. Июльская ночь теплая.

Рассвет не обманул наших ожиданий. Я размочился первым. Классическая карасёвая поклёвка. Поплавок пару раз качнулся и плавно поплыл к стене камыша. Пару минут сладостного вываживания и серебряный карась в садке.

— С почином, Валентин Николаевич!

— Спасибо, дружище!

Дело спорилось. Клевало у всех. В скорости подошел карп, отогнав в сторону карася. Крупного не попадалось, до кило. Поклевки не частые, но регулярные – раз минут в 20. Вот тут и появился дед с утюгом. После его бомбёжки, клёв ожидаемо прекратился, а нарушитель спокойствия, мурлыча какую-то песенку, размотал удочку, больше напоминающую бревно, насадил червя, толщиной чуть не в палец и, смачно плюнув на крючок три раза, забросил.

Буквально через минуту его поплавок повело, дед умелым движением засёк рыбу и, вопреки всем правилам, не церемонясь, сильно потащил к мостику. Перехватив пальцем под жабры, выволок красавца карпа кила на три. У него даже подсака не было! И так подряд без остановки семь раз. Рыбу он складывал в тряпчаную сумку набитую травой.

Закончил он рыбалку так же внезапно, как и появился. Смотал удочку, подхватил сумку с рыбой.

— Ну, всё, на завтрак есть, понесу — пусть баба чистит, а то коров на выпас вести нужно. Удачно половить.

Мы все тридцать минут его рыбалки сидели как зачарованные и не произнесли ни слова. Тут меня прорвало:

— Извините, а не могли бы Вы объяснить в чём прикол?

— Как ты говоришь, прикол? Надо запомнить! Вы когда окошки чистили заметили сколько муляки в нашем ставке? С метр будет. В этой грязище, на самом дне, живет куча жуков, червяков всяких, мотыль опять же. Я его вспахал утюгом и вся эта живность всплыла над илом, а карпу это вкусно очень. Крупный подходит на лакомство, заодно всю мелочь отгоняет. Как осядет, она замучает. Бывайте, хлопцы.

И ушёл.

Из ступора я вышел минут через 5 и рванул к багажнику машины. Отыскал в его чреве запасной тормозной суппорт, по весу не уступающий утюгу и нетерпеливо привязал верёвку…

Поделись: